FAQ по части С (сочинение)

Помогите, пожалуйста, с написанием сочинения!!!



Людей, знавших Бирюкова близко, прикоснувшихся к его судьбе, всегда поражало одно и то же: откуда у человека силы? Все, казалось, у него отнято, все конфисковано неумолимой болезнью. А он борется — каждый час, каждый день — и из каждой схватки выходит победителем.

Один раз, потеряв всякий такт, я спросил его:

— Скажи честно, тяжело?

— А ты как думаешь?

— Думаю, очень.

— Угадал.

— Ну, и как же ты? Только честно давай, по-дружески.— Как подумаю: то недоделано, это только начато, другое ждет своей очереди: сразу новые силы откуда-то являются. Не спрашивай откуда. Знаю одно: времени нам всем отпущено мало, предельно мало. Мне, кажись, меньше всех. Вот и нажимаю на все педали...

Больше мы никогда не возвращались к этому разговору. Я его не заводил. Николай и подавно — не любил про болезни и хвори. И всех окружавших его людей учил презирать недуги. Я установил совершенно точно: чем больше с ним общаешься, тем меньше замечаешь, в каком оп положении. И люди больше всего ему нравились такие, которые ни перед чем и ни перед кем головы не склонят. Это был его взгляд на жизнь. Даже на природу смотрел своим, особым образом.

Однажды, увидав, что я залюбовался его садом, Николай спросил:

— Правится?

— Это чудо какое-то!

— Л что лучше всего?

— И лавры хороши, и платаны, — смерил я глазами самые пышные и высокие деревья, желая польстить хозяину. — Стоят как правофланговые.

Николай задумался. Я продолжал нахваливать. Он посмотрел па меня очень внимательно:

— Платаны красавцы. И лавры тоже. Сам любуюсь ими всякий раз. И все-таки правофланговым я бы знаешь, кого тут назначил?

— Кого?

— Вот этого, — Николай кивнул в сторону маленького самшита, видно, с невероятным трудом пробившегося через трещину в скале.

Я промолчал.

— Не шучу, но смейся. Это ж настоящий богатырь! Присмотрись внимательно.

Я подошел к самшиту поближе. Деревце и впрямь было удивительным. Кривобокое, низкое. Дотянуться до солнечного луча у него было мало надежды, но оно тянулось, тянулось изо всех своих последних сил.

Мне на секунду показалось даже, что камень трещит и рушится под его напором. Трещит и рушится — в тишине осеннего сада я отчетливо уловил звук лопнувшего гранита.

Николай тоже прислушался.

— По ночам, когда не спится, слышу, как с этой скалой воюет. Всю ночь, до самого рассвета.





(По В. Тельпугову)
#1
1) Впервые в жизни я поймал себя на том, что мне радостно слышать чужую речь. (2) Не понимая языка, я слышал то, чего никогда не слышал в русской, понятной мне речи, а именно: как люди говорят… (3) Как они замолкают и как ждут своей очереди, как вставляют слово и как отказываются от намерения вставить его, как кто-нибудь говорит что-то смешное и — поразительно! — как люди не сразу смеются, как они смеются потом и как сказавший смешное выдерживает некую паузу для чужого смеха… (4) Как ждут ответа на вопрос и как ищут ответ, в какой момент говорят о тебе, ничего не понимающем.

(5) Интересно, что, когда говорят со мной, то есть говорят по-русски, они никогда не смеются. (6) Стоит им перейти на армянский — сразу смех. (7) Словно смеются над тобой, непонимающем. (8) Так вполне может показаться, пока не поймешь, что смеяться возможно лишь на родном языке. (9) Мне не с кем было посмеяться в Армении.

(10) Отсмеявшись, они спохватывались. (11) Улыбка смеха таяла и сменялась улыбкой вежливости. (12) Их лица приобретали чрезвычайно умное и углубленное выражение, как бывает в разговоре с иностранцами на плохом языке, когда чем глупее разговор, тем значительнее интонация, а киваний и поддакиваний не сдержать никакими силами…(13) После таких разговоров ноют мускулы лица и шеи от непривычной, неестественной работы.

(14) Только на родном языке можно петь, писать стихи, признаваться в любви… (15) На чужом языке, даже при отличном его знании, можно лишь преподавать язык, разговаривать о политике и заказывать котлету. (16) Чуть ли не так, что чем тоньше и талантливей поэтическое и живое знание родного языка, тем безнадежней знание чужого, и разрыв невосполним.

(17) Мне не с кем было посмеяться в Армении. (18) И я был счастлив, когда обо мне забывали. (19) Был счастлив журчанием и похрустыванием армянской речи, потому что у меня было полное доверие к говорящим. (20) Антипатия к чужой речи в твоем присутствии — от боязни, что говорят о тебе, и говорят плохо. (21) Откуда эта боязнь — другой вопрос. (22) Переговариваться на незнакомом собеседнику языке считается бестактным прежде всего среди людей, не доверяющих друг другу. (23) Среди дипломатов, допустим. (24) Мы же доверяли друг другу. (25) Более того, мои друзья были настолько тактичны, что при мне договаривались насчет меня именно на своем, непонятном мне языке, чтобы я не подозревал о всех тяготах организации моего быта: поселения, сопровождения и маршрутов.

(26) Я слушал чужую речь и пленялся ею. (27) Действительно, — что за соединение жесткого, сухого, прокатистого и удивительно мягкого, и, как сказал бы армянин, «нежьного». (28) «Джур» — вода журчит в камнях, «шог» — жара над этими камнями, «чандж» — муха, звенит в этой жаре. (29) И вдруг среди всего этого «лолик» — помидор.

— (30) Андрей, что лучше: «журавль» или «крунк»?
(31) Действительно, что лучше? (32) Подумать только, «журавль»! (33) И не подозревал, что это красиво. (34) Или — «крунк»… (35) До чего хорошо!

(36) Я влюблялся в слова: в армянские благодаря русским и в русские благодаря армянским…
#2
Помогите пожалуйста. Надо срочно, а точнее сегодня. Заранее спасибо.

Выразите свое отношение к экологической проблеме. Разделяете ли вы точку зрения автора?

Объем сочинения – 10–15 предложений.

БАЙКАЛ, БАЙКАЛ...

Как и с чем действительно можно сравнить его красоту? Не станем уверять, что прекраснее Байкала нет ничего на свете: каждому из нас люба и мила своя сторона, и для эскимоса, как известно, его тундра и ледяная пустыня есть венец природного совершенства и богатства. Мы с рождения впитываем в себя ветры и воды своей родины, они влияют на наш характер и в немалой степени организуют наш жизненный состав. Поэтому недостаточно сказать, что природа дорога нам, мы часть ее; в нас обязан говорить и говорит ее древний и вечный голос. Бессмысленно сравнивать, отдавая чему-либо предпочтение: льды Гренландии с песками Сахары, сибирскую тайгу со среднерусской степью, даже Каспий с Байкалом, – можно лишь передать о них свои впечатления. Все это прекрасно своей красотой и удивительно своей жизнью. Чаще всего попытки сравнения в таких случаях происходят от нашего нежелания или неумения увидеть и почувствовать единственность и неслучайность картины, трепетного и тревожного ее существования.
И все-таки у Природы как целого, как единого творца есть свои любимцы, в которые она при строительстве вкладывает особенное старание, отделывает с особенным тщанием и наделяет особенной властью. Таков, вне всякого сомнения, и Байкал. Не зря его называют жемчужиной Сибири.
Байкал создан как венец и тайна природы – не для производственных потребностей, а для того, чтобы мы могли пить из него вволю воду, главное и бесценное его богатство, любоваться его державной красотой и дышать его заповедным воздухом. Он никогда не отказывается помогать человеку, но только в той мере, чтобы вода осталась чистой, красота непогубленной, воздух незасоренным, а жизнь – в нем и вокруг.
Это прежде всего необходимо нам.

(По В.Г. Распутину)
#3
Текст(1)Количество «универсальных» символов с каждым годом растёт, ибо появляются новые научные дисциплины, совершенствуются и вводят свою специальную символику такие науки, как биология, психология, лингвистика. (2)Не означает ли это, что наше письмо возвращается вспять, к пиктографии, то есть рисуночному письму?

(3)В какой-то мере — да. (4)Но в то же самое время, создавая новые символы-идеограммы, человечество не отказывается и от достижений тысячелетий — от фонетического письма. (5)Таким образом, наша письменность становится смешанной, «буквенно-идеографической». (6)Например, тексты научных статей по математике или ядерной физике написаны именно таким буквенно-идеографическим письмом. (7)Преимущество его по сравнению с алфавитом очевидно. (8)Во-первых, идеограммы понятны независимо от языка (химические формулы, математические символы), во-вторых, они не только сокращают запись, но и помогают научному
мышлению (прогресс математики обязан главным образом введению специальной символики, созданию «языка математики»). (9)А в-третьих, такая символика становится понятной не только любому человеку, но и компьютерам.

(10)«Информационный взрыв» — так называют невероятно большое количество информации, которое лавинообразно возрастает с каждым годом. (11)Со времени Гуттенберга до наших дней вышло более 35 миллионов книг, и цифра эта явно заниженная, так как огромное количество специальных изданий не поступает на книжный рынок.

(12)Не удивительно, что учёные не в состоянии прочесть всю выходящую литературу даже по их узкой специальности. (13)Вот почему в настоящее время единственное спасение от этого потока информации, который к тому же ежегодно возрастает, — создание информационно-логических машин, построенных на основе электронно-вычислительной техники.

(14)С помощью «машинной письменности» можно, минуя перевод с языка на язык, записывать в электронной памяти всю необходимую информацию. (15)Система универсальной символики, международные знаки науки с каждым годом совершенствуются, но раньше это происходило, так сказать, стихийно, без участия специалистов. (16)И только в последние годы XX века стало ясно, что не последнее слово принадлежит здесь лингвистам, которые занимаются не только примитивной идеографией первобытных племён, но и современной научной идеографией.

(17) «Машинная письменность», она же «универсальный код науки», она же и «всемирное письмо», будет создана. (18)Это будет идеография, понятная любому человеку и вычислительной машине. (19)Но из этого вовсе не следует, что исчезнет фонетическое, буквенное письмо. (20)Ведь живая разговорная речь сохранится и будет развиваться и совершенствоваться, по-прежнему будут творить на своём родном языке поэты и прозаики. (21)3начит, останется и алфавит — средство записи живого слова. (22)Правда, и здесь техника может внести существенные коррективы: авторы сейчас записывают свои произведения на диктофоны, любой роман может быть «наговорён», существует уже множество электронных библиотек, состоящих из «звуковых книг». (23)Однако звучащее слово может быть подано в различных интерпретациях (вспомните чтение стихов в исполнении самих авторов и мастеров художественного чтения). (24)Поэтому и алфавит, и книга, вероятно, будут жить века, только сфера их употребления значительно сузится. (25)Научная, специальная, техническая литература будет записываться «средствами машинной письменности», а художественная — средствами привычного традиционного письма. (26)В этом смысле буквы умрут только вместе с живым человеческим словом.

(По А. Кондратову*)
*Александр Михайлович Кондратов (1937-1993) —
российский лингвист, биолог, журналист и поэт.

Помогите, пожалуйста, подобрать аргументы по таким проблеме и позиции.
Проблема: Проблема будущего письменности. Исчезнут ли знакомые нам буквы? Будут ли они заменены другими символами?
Авторская позиция: Буквы не исчезнут, они останутся для записи художественной литературы и умрут только вместе с живым человеческим словом.
#4
Проблема преемственности поколений в отношении к литературному искусству (Сможет ли молодое поколение перенять тот духовный опыт, который заключён в русской поэзии, в творчестве Пушкина, в русской литературе в целом?)
помогите с аргументами из литературы
#5
помогите пожалуйста,нужно сегодня написать сочинение...прошу помощи

(1)Есть животные, которые не могут слышать, и их душа заполнена пустотой мёртвого безмолвия. (2)Есть животные, которые наделены только одной способностью – ощущать тепло приближающейся жертвы, и, затаившимся в кромешной тьме, им неведомо никакого чувство, кроме сосущего их утробу голода. (3)Одно дело, когда мы говорим о безгласной рыбе или неспособном летать пресмыкающемся, и другое дело, когда у некоторых людей обнаруживается полная атрофия тех способностей, которые, казалось бы, свойственны человеку по самой его сути. (4)Про этих духовных калек писал Фёдот Тютчев: «Они не видят и не слышат, живут в сём мире, как впотьмах…» (5)Если человек не воспринимает красоту, то мир для него становится однотонным, как упаковочная бумага, если он не знает, что такое благородство, то вся человеческая история для него предстаёт бесконечной цепью подлостей и интриг, а прикасаясь к высоким движениям человеческого духа, он оставляет жирные отпечатки своих рук.
(6)Однажды в одной из столичных газет, известной своим обличительным пафосом, мне попалась статья, в которой автор утверждал, что патриотизм свойственен лишь натурам серым, примитивным, недостаточно развитым, в которых индивидуальное чувство ещё не вызрело в полной мере.
(7)Затем автор, доказывая тезис о том, что героическая самоотверженность порождена не благородством, как это принято думать, а неразвитостью личностного начала, приводит выдержки из прощального письма Ульяны Громовой. (8)Эта девушка во время Великой Отечественной войны стала одним из руководителей подпольной организации «Молодая гвардия», куда входили люди, многим из которых не было и двадцати лет. (9)Ребята расклеивали листовки с сообщениями о положении на фронте, вывешивали красные флаги, показывали всем, что оккупанты завоевали город, но не покорили людей. (10)Фашисты схватили подпольщиков, изуверски пытали их, а потом казнили. (11)Ульяна Громова перед самой смертью успела написать письмо родным.
(12)Автор статьи находит в этом коротком послании пунктуационные и орфографические ошибки: вот тут обращение не выделено запятыми, тут неправильная буква в падежном окончании имени существительного…(13)Отсюда вывод: девушка – типичная троечница, серая посредственность, она пока ещё не осознала бесценности человеческой жизни, а потому легко, без сожалений пошла на смерть…
(14)Когда люди садятся за стол, перед едой они моют руки. (15)Когда прикасаешься к высокому и священному, надо прежде всего отмыть душу от житейского, суетного, пыльного, мелкого…(16)Жестокие и беспощадные враги напали на нашу родину, и комсомольцы, почти дети, стали с ними сражаться. (17)Это называется подвигом! (18)Когда их пытали, мучили, резали, жгли, они ничего не сказали врагу. (19)И это тоже называется подвигом! (20)Подвиг, который рождён высоким сознанием своей ответственности перед страной, потому что врага можно победить только так: жертвуя своей жизнью.
(21)Согласен, что каждый человек имеет право на свою точку зрения, знаю, что злейшим врагом всякого прогресса являются не критики, а твердокаменные «сторонники». (22)Но весь вопрос в том, кто несёт знание. (23)Если о сущности патриотизма размышляют люди, не испытывающие любви к родине, не знающие, что такое героизм, то это будет то же самое, как если бы о природе солнечного света философствовали морские скаты, коченеющие в кромешной тьме вечной подводной ночи.
(По А.Н. Кузнецову)
#6
Пару вопросов:
1)Как правильно считать слова в сочинении?
2)Правда ли, что если написать сочинении объёмом менее 150 слов, будут сняты баллы за грамматику?
#7
Подскажите пожалуйста произведения,богатые на аргументы.
#8
помогите пожалуйста найти художественный пример и жизненный на тему "Важна ли историческая память народа"
по этому тексту


Массовое переименование городов и улиц, происходившее в нашей стране в 20-е — 30-е годы, а в меньших, масштабах продолжавшееся и позже, объясняется тем, что переименование казалось самым легким и быстрым способом отречься от старого мира, отряхнуть его прах с наших ног. Изменять жизнь – дело долгое и трудное, название можно сменить в один час.
Но прошло время, мы стали мудрее и понимаем теперь, что от прошлого отречься невозможно, стряхнуть с ног прах и забыть собственную историю — опасно. Народ, лишенный исторической памяти, перестает существовать как единый ЖИВОЙ организм, превращается в жалкую толпу. Названия же рек, гор, городов — лучший и вернейший способ сохранить народную память. Не случайно Екатерина ІІ, гневаясь после восстания Пугачева на яицких казаков, приказала переименовать реку Яик в Урал. И память о яицких казаках действительно исчезла, тогда, как донских казаков или кубанских мы помним — потому что текут по-прежнему и Дон, и Кубань. Указ Екатерины — редчайший случай переименования реки. Обычно названия рек и гор живут до тех пор, пока жив народ, живущий по берегам рек и у подножий гор.
Представьте, себе, что ради скорейшего построения новой жизни переименовали бы Волгу — ну, скажем, в… Нет, и представить невозможно, как иначе можно называть нашу великую реку. Каких исторических воспоминаний мы лишились! Ученые-историки — те закопались в документы и все знают даже после переименований. Но большинство людей узнают историю прежде всего по названиям. Приезжаете вы в Новгород, тот, что на Волхове, которому повезло больше, чем Нижнему, — и сразу невольно вспоминаете и новгородское вече, и походы Ивана Грозного, уничтожившие новгородскую вольность. Очень многие переименования связаны с ошибочной мыслью, что города и улицы служат для увековечения памяти известных людей. Но это тоже не так. Наша история славна многими именами. И большинству из них не были “отданы” города: нет Кутузовска или Суворовски, никому Не пришло в голову переименовать Бородино в Багратион — но мы всегда будем помнить и Суворова, и Кутузова, и Багратиона. Царское Село было переименовано в город Пушкин после революции (оно еще называлось короткое время Детским Селом) — но смешно же думать, что мы чаще вспоминаем Пушкина оттого, что есть такой город. Наоборот! Название имеет свойство как бы отделяться от образа человека, имя которого использует.
Когда мы говорим: “Вы сходите в Пушкине?”, “Я живу в Пушкине”, “Грязный стал Пушкин — плохо улицы убирают”, мы совершенно забываем о великом поэте. И хорошо, что забываем, а то бы неудобно получалось: “Живу в Пушкине!”
Наши ретивые переименователи не понимают, что искать в названиях прямой смысл невозможно. Названия как бы становятся звуковым знаком как и человеческие фамилии. Ведь практически не слышим мы того, что фамилия Пушкин образована от слова “пушка”; когда говорят “ПУШКИН”, мы вспоминаем бессмертные стихи, мы думаем о судьбе поэта — и никаких военных ассоциаций у нас не возникает. Точно так же Новгород для нас не Новый город, а наоборот — очень древний город.
Самые старые города на территории России — Новгород да Старая Ладога, и нас ничуть не удивляет, что один “Новый”, а другая “Старая” —оба древние одинаково. А что такое “Москва”, “Тверь”, “Вятка”, что такое “Волга” или “Ока”, мы вообще не знаем, происхождение этих слов толком неизвестно. “Москва — как много в этом звуке для сердца русского слилось! — вот в чем дело: дорогое имя становится для нас единым звуком!
#9
Аргумент из художественной литературы на тему:
"Рабский поступок - не всегда поступок раба".
Помогите, пожалуйста, написать!!!
#10
(1)Шеф внимательно посмотрел мне в глаза и сказал:

(2) – Меня очень волнуют семейные дела.

(3)Он глубоко вздохнул.

(4) – Пока молодой, на это внимания не обращаешь. (5)А потом становится поздно. (6)Поздно в том смысле, что уже ничего, совсем ничего изменить нельзя.

(7) – Понимаю, – сказал я.

(8) – Это вы пока умом понимаете. (9)А когда сердцем начнёте понимать, то всё уже будет в прошлом. (10)Это какой-то парадокс. (11)Всё на свете можно изменить, но только не то, что ты уже сам сделал. (12)Никакие деньги, никакие связи не помогают.

(13)Он замолчал, и мы сидели так, наверное, целый час.

(14) – Лет двадцать пять назад, когда я учился в институте, со мной произошла странная история. (15)Мелочь, казалось бы, но я никак не могу её позабыть.

(16)Он помолчал.

(17) – У меня мама жила тогда в Сибири, и вот как-то она собралась на юг. (18)Взяла мою сестрёнку – она в первом классе училась – и поехала. (19)А пересадку они делали в Москве. (20)У них здесь было часа два между поездами. (21)Мы и договорились встретиться на вокзале. (22)Я обещал показать им город, про свои дела рассказать. (23)Мы тогда уже года два или три не виделись.

(24)Он опять замолчал.

(25) – Я их едва не пропустил. (26)Мама, стоя с чемоданом в стороне, держала мою сестру за руку. (27)Наташка ела мороженое, а мама растерянно оборачивалась во все стороны. (28)Она испугалась, что я не приду, а одной в Москве ей было страшно. (29)Я в первую минуту даже не знал, как к ней подойти. (30)Неловко как-то было. (31)Странно, как это не находишь верных слов для тех, кого любишь…

(32)В общем, мы переехали на другой вокзал, гуляли, сидели в кафе, но я всё никак не мог сказать того, что было у меня на сердце. (33)Словно какой-то замок мне повесили. (34)А она всё смотрела на меня такими глазами, что мне казалось: я вот-вот умру. (35)Чем дольше длилась эта мука, тем больше я понимал своё бессилие. (36)Ломался, как дурак, говорил какие-то плоские слова. (37)Не знаю, что тогда на меня нашло.

(38)А потом, когда я уже спустился в метро, у меня вдруг как будто сердце оборвалось. (39)Я вдруг подумал: (40)«Это же моя мама!» (41)Побежал наверх. (42)Поезд уже должен был отправляться. (43)Когда я заскочил в вагон, проводница уже никого не впускала. (44)Где-то в середине я их нашёл. (45)Какие-то люди заталкивали чемоданы на верхние полки, Наташка прыгала у окна, а мама сидела около самой двери и плакала. (46)Никто на её слёзы внимания не обращал. (47)Человек уезжает – мало ли…

(По А. Геласимову*)

Какие аргументы можно привести к этой статье?
#11
Текст был на экзамене 2010 года. Может есть кто писал по нему сочинение? Не могу определить ни проблему, ни позицию автора, ни аргументы. Помогите.

(1) Это случилось 28 мая . (2) После уроков мы с Санькой Большаковым
пошли на речку. (3)Там, возле громадного валуна, похожего на
закаменевшую мумию гигантского ящера, был совершён обряд. (4)Я
поцарапал кожу на запястье, то же самое сделал Санька. (5)Мы приложились
кровоточащими предплечьями друг к другу и громко сказали: Ты мне брат.
(6)Так мы с Санькой Большаковым стали братьями по крови.
(7)Следующей весной я сманил всех одноклассников искать сокровища
сарматов. (8)Про сарматов я прочитал в какой-то исторической книжке.
(9)Поскольку много веков назад они кочевали где-то в наших местах, то я
резонно предположил, что они, чтобы не таскаться со своим добром, могли
закопать где-нибудь возле нашего села часть своей богатой добычи. (10)Мой
рассказ заинтересовал всех мальчишек, и мы, вооружившись надеждой и
лопатами, дружно пошли искать клад. (11)Но путь на холмы преграждала
речушка.
(12)На берегах,точно выброшенные штормом корабли,
возвышались громадные льдины, а вода была нестерпимо холодной. (13)Все
мои друзья речку как-то одолели, а у меня мужества не хватило. (14)Меня
подбадривали, уговаривали, смеялись, кричали, запугивали тем, что найдут
клад и не станут со мной делиться, но это испытание было выше моих сил.
(15)Тогда Большаков вернулся за мной, посадил на плечи и, проваливаясь в
холодную тину по грудь, хрипя от натуги, перешёл на тот берег
- (16)Большой, чего ты его таскаешь? (17)Он что, инвалид? -
напустились на него одноклассники.
- (18)Мы с ним братья по крови! - ответил тот.
(19)Прошло двадцать четыре года. (20)Я торопился на юбилей нашего
директора. (21)За мостом я увидел разбитую пятёрку. (22)Слегка
притормозил, чтобы понять, как можно было на ровном месте угодить в
аварию. (23)Увидел водителя, присевшего на корточки возле смятого крыла.
(24)Почему-то сразу узнал Большакова, хотя не видел его с самой школы.
- (25)Санёк, привет! (26)Ты как это влетел?
- (27)Тебя, наверное, Бог послал! (28)Вот ты мне как раз и поможешь!
(29)Какая-то бабулька с узлами выскочила прямо перед самым носом.
(30)Пришлось выруливать в заграждение. (31)Дотащишь?
(32)Я покачал головой.
- (33)Санёк, не могу! (34)У меня в машине сломан крюк для
буксировки - буксировать нельзя. (35)Так что не обессудь...
- (36)Да ничего! (37)Я товарищу позвоню - отгонит. (38)Ты-то как?
- (39)Да кручусь, света не вижу. (40)Ты извини - опаздываю.
- (41)Увидимся ещё!
- (42)Удачи!
(43)Я помчался на праздничный вечер. (44)Вернувшись домой, кутаясь в
одеяло, я ещё раз вспомнил встречу с Большаковым. (45)Память унесла меня
в детство, на берег речки, к серому мшистому валуну. (46)Совершая обряд, я
боялся повредить руку, поэтому слегка царапнул по коже, и ранка скоро
зажила. (47)Зато Большаков руку свою не жалел, и на его предплечье остался
длинный пунцовый шрам.
(48)На улице дул ветер, снег печально шелестел на стеклах, и этот тихий
звук походил на слабый шёпот какого-то навсегда уходящего в небытие
воспоминания.
(По Е.А. Лаптеву*)
*Е.А. Лаптев (родился в 1936 г.) - писатель-публицист.
#12
помогите(((
с агументами

5 мая rus31-05-10real225.pdf [261.57 Кб]
Скачиваний: 546

5 мая rus31-05-10real225.pdf [261.57 Кб]
Скачиваний: 226

#13
Здравствуйте!
Скажите пожалуйста какой литературный пример можно взять на эти проблемы
1. проблема ошибок и возможности их исправить в жизни.
2. проблема отличия творчества в науке от творчества в искусстве (Чем отличается творчество в науке от творчества в искусстве)
3. проблема назначения театра.
#14
Текст
Пустой тратой времени являются попытки оценить взаимоотношения , кропотливо и пристально анализируя то, что нас разъединяет. Основным все-таки является другой вопрос, на который мы должны найти ответ, если хотим улучшить или спасти наши отношения: «Что нас обьединяет?» Мудрые справедливо говорили, что наши отношения с другими людьми будут длиться столько же, сколько будет существовать то, что нас объединяет. Если нас связывают дом, дача, деньги, внешняя привлекательность, сексуальное влечение или любые другие краткосрочные вещи, которые сегодня есть, а завтра нет, то с первыми же проблемами в этой сфере будут поставлены под угрозу и наши взаимоотношения. Связи, в которых людей уже ничего не объединяет, похожи на потемкинские деревни, где внешне, кажется, все нормально, но за красивым фасадом — одни проблемы и пустота. Часто такие формальные связи хуже одиночества.
Людей объединяют совместно пережитые трудности и кризисные моменты. Если в преодолении препятствий, в поиске решений все стороны в одинаковой мере прилагают усилия и сражаются за то, чтобы стало лучше, это не только укрепляет любые отношения, но и рождает новые, более глубокие, удивительные состояния души, открывающие новые горизонты и направляющие развитие событий в совсем иное русло.

Нужно научиться делать первый шаг, не теряя при этом самого себя и своего внутреннего достоинства. Для взаимоотношений нужны двое, и любой наш шаг должен вызвать резонанс, отклик другого человека, за которым последует его реакция, его ответные шаги нам навстречу. Если после наших продолжительных усилий такого не случается, то напрашивается один из выводов: либо мы делаем неверные шаги, либо наши взаимоотношения строятся на зыбкой почве, ибо держатся только на одном человеке и один человек пытается тащить на себе все, а это уже абсурдно и искусственно.

Для успеха любых взаимоотношений нужно, чтобы обе стороны пытались преодолеть чувство собственничества и эгоизма. Очень часто мы не видим индивидуальности, уникальности людей, которых любим, и продолжаем рассматривать их как отражение наших собственных взглядов, требований, представлений о том, какими они должны быть. Мы не должны пытаться воспитывать и переделывать людей по своему образу и подобию. Любовь требует ощущения воздуха и свободы души. Люди, разделяющие ее, не растворяются друг в друге и не теряют своей индивидуальности; они похожи на две колонны, поддерживающие крышу одного храма.

Проблема : отношение с другими людьми (что объединяет людей ?)
Позиция Автора :
Людей объединяет пережитые трудности и кризисные моменты
1 ... 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28 ... 30